Анастасия Федорова — о кинообразовании, плохих сценариях и монтаже «Собора Парижской Богоматери»

Анастасия Федорова — о кинообразовании, плохих сценариях и монтаже «Собора Парижской Богоматери»

Сейчас Анастасия Федорова преподает современную драматургию в Санкт-Петербургском государственном институте кино и телевидения. До работы в СпбГИКиТ Анастасия была педагогом-организатором в Аничковом дворце, ездила преподавать драматургию в Китай, а позже работала в частной студии. На КеноВижен Анастасия приехала с лекцией о том, как писать сценарии и консультировала участников на протяжении всего кинотура. Мы поговорили с Настей о кинообразовании, работе над сценариями и защите своих проектов на питчинге.


Молодые люди часто сомневаются, стоит ли поступать в творческий вуз, насколько это, по твоим ощущениям, конкурентная среда? Чтобы понимать, стоит ли с этим связываться.


Хоть многие и сомневаются, это далеко не лишено смысла. Примерно к четвертому курсу студенты начинают понимать не только как что работает, но и как именно они сами хотят работать, как нарушать правила, которые они теперь знают. Ты просто садишься и пишешь. Даже если прочел много теоретических книг, это здорово, но за четыре года обучения много времени уделено практике. Когда это твое основное образование, ты постоянно в процессе, у тебя нет возможности не писать. Студенты могут получать задания, которые окажутся далекими от их интересов, но это расширяет поле деятельности, чтобы потом студенты могли быть буквально универсальными солдатами. Чтобы они могли работать и на коммерческих проектах типа сериалов для Россия-1, и, в зависимости от наклонностей, на каком-нибудь экспериментальном кино, либо просто на большом кино, на «Ленфильме», например. Компьютерные игры тоже очень популярная дорожка для драматургов.


После 4 лет учебы ещё 2 года магистратуры — это совсем здорово, потому что там идёт углубление, возникает такой более глубинный взгляд на драматургию и кино. А когда ты так долго находишься среди тех, кто создаёт кино, у тебя завязываются контакты. У каждого обучающегося создается некая своя база, свой круг общения.


Для искусства это вообще почти обычная тема, когда скорее обращаются к кому-то знакомому ещё по годам обучения, либо к кому-то, кто хорошо о себе заявил на студенческих фестивалях. У нас есть большой фестиваль студенческих фильмов «Питеркит», другие тоже дают призы и дипломы, это всё складывается в портфолио. Параллельно официальному портфолио создается как бы портфолио жизни.


Расскажи, как проходит учебный процесс у вас? К чему нужно быть готовыми тем, кто поступает в Кит?


Практически с первого дня поступления мы начинаем говорить, что надо искать своих режиссеров. За этот год уже несколько крепких творческих тандемов сложилось. Они очень разные: кто-то делает исключительно жанровое кино, кто-то что-то вроде суперартхауса, абсолютно безумного и непонятного. Главное, что они кайфуют, для первокурсников это важно. У нас есть пространство, в котором можно забронировать время и просто поснимать, либо устроить свои питчинги и кастинги несколько раз в год.


На какое направление ты бы посоветовала поступать у вас в институте? Что, на твой взгляд, сильное у вас? А что более востребовано?


Ну вот как раз таки самый конкурсный — это режиссура, но здесь наверное нельзя говорить про какое-то одно самое такое лучшее направление. Хотя у нас классные операторы. Одно из самых сильных направлений — это режиссура анимации. Там, наверное, вообще нет слабых мастерских. Если говорить о каком-то знаке качества, скорее это всё зависит от мастера. Есть смысл в том чтобы посмотреть, кто набирает в этом году, посмотреть работы этого человека, чтобы понимать, насколько ты хочешь провести с ним ближайшие 4 года, так вот бок-о-бок с достаточно интимными моментами самораскрытия, потому что каждая работа отражает мышление студента, его тревоги, надежды и прочее. Работы зачитываются перед мастером и перед курсом, иногда это болезненная процедура. Если брать мастеров, то у нас много сильных: и на киноведении, и в режиссуре, и на драматургии.


А как тебе давалась самой учёба с этими раскрытиями?


Первый год, наверное, был сущим адом, ведь я пришла сразу после школы. Подразумевается, что у драматурга всё-таки должен быть какой-то более-менее жизненный опыт. Сложно перестроить себя, понять, что нужно мастеру, поэтому первый год довольно тяжелый.


Мне нравились совсем профильные предметы: все, что связано с драматургией. Киноведение было интересно, это такая смежная профессия, она связана с текстом, но это совсем другой подход кино. Подход к кино созданному. Ты можешь тоже потом отстраняться и как-то смотреть на свою работу с точки зрения мирового контекста развития кино. Что касается самих работ, беспроигрышный вариант — когда ты пишешь о том, что тебе интересно и что тревожит. Даже если работа не очень умелая, в ней будет какая-то душа и жизнь.


Существует мнение, что российское кино страдает от плохих сценариев. Как думаешь, это действительно так? Почему каждый год выпускается определённое количество сценаристов, но есть ощущение, что ничего кардинально не меняется?


На самом деле это загадочная ситуация, потому что режиссеры постоянно говорят «Господи, где все сценаристы?», а сценаристы говорят «Где заказы?». В этом плане напрашивается какая-то база сценаристов, некое всероссийское сообщество, которое бы систематизировало людей. Это был бы очень удобный проект с примерами работ, чтобы ориентироваться уже более точечно.


Многое массовое кино снято не ради возвышенных целей и даже не ради того, чтобы сделать зрителям приятно. Никто не смотрит на качество сценария, тут лишь бы отчитаться и пустить в несколько кинотеатров. Надо сказать, что когда ругают современное российское кино, мне кажется, очень сильно не учитывают более авторское направление. Авторское кино часто прячется в мини-сюжеты, массовое кино — это скорее фокусы и аттракционы.


А что-то более массовое и хорошее можешь посоветовать?


Во-первых, надо посоветовать фильмы моего первого мастера — Дуни Смирновой. Она рассчитывает на большой прокат, у нее есть «Два дня», «Кококо». Это с одной стороны развлекательное, а с другой стороны вполне себе душевное интеллектуальное кино. «История одного назначения» тоже подходит. Борис Хлебников, допустим, это массовый режиссер или авторский? С «Аритмией» ему удалось стать более массовым, чему я очень рада. Или тот же Алексей Попогребский с «Простыми вещами».


А есть ли что-то, что настолько плохо сделано, что на этом можно учиться как не нужно снимать?


Мне вспомнился фильм «Неадекватные люди» Каримова. Это не то чтобы плохо, но там есть такие вещи, которые кажутся шаблонными и пошловатыми. Есть сценарные линии, которые есть в сюжете, но они брошены. Еще меня смущает, как прописаны персонажи — девочка бунтарка, другой герой такой весь не от мира сего. Мне кажется, это немножко фильм-оборотень, он подстраивается под то, что сделано нормально, но если начнешь глубже копать, оказывается, что это пустышка какая-то. Понятно, что практически любое кино может найти своего зрителя. В принципе, сам режиссер может со съемочной группой пересматривать кино.


Я же себя берегу и балую себя в этом плане — стараюсь не смотреть настолько удручающее кино. А если что-то вдруг попадается, я выключаю и стираю это из памяти. Студентам я тоже показываю авторские штуки вроде «Шапито-шоу», хотя надо вводить в программу нечто дурное.


Что ты можешь посоветовать почитать и кого посмотреть, чтобы лучше понимать, как работать со сценариями?


Я, наверное, начну сначала не с читать, а с того, что посмотреть, послушать, Это всякие лекции, их достаточно много — из ВГИКа, из КИТа, можно найти лекции Московской школы нового кино, например, это все очень интересно и не бесполезно. Отчасти это замещает преподавание, будто ты вольным слушателем пришел в аудиторию. Плюс, это живые лекции и человек чувствует свою аудиторию. Если оратор понимает, что начал говорить сложно о сложном, он объясняет себя сам.


С книгами такого нет, приходится пробираться сквозь дебри надуманных концепций. Я бы посоветовала классический набор — «Кино между адом и раем: кино по Эйзенштейну, Чехову, Шекспиру, Куросаве, Феллини, Хичкоку, Тарковскому…» Александра Митты, но он требует особого подхода, у него есть свои формулировки, которые не всегда применимы на практике. Он пишет простым языком, много хороших вещей об отношении к кино и театру. В принципе это путь фильма от идеи до пост-продакшена, это настольная классика. И приятно, что это наш автор. Еще советую «Жизнь драмы» Эрика Бентли, она скорее связана с театральной драматургией и театром, но там много общих моментов, применимых к кинодраматургии. Он интересно пишет про то, как мы смотрим ужасы в определенных сценах, почему нам не надоедают чужие любовные истории. Это серьезное исследование, плюс это на подумать самому. Конечно, еще «Поэтика» Аристотеля, Линда Сегер «Как хороший сценарий сделать великим. Практическое руководство голливудского эксперта». «Спасите котика! И другие секреты сценарного мастерства» Блейка Снайдера хорошая книга, простая и по советам. «Как написать кино за 21 день. Метод внутреннего фильма» от Вики Кинг — это практическая вещь с заданиями, немного интерактивная книга.


А вообще полезно читать классическую литературу, да и неклассическую. Вообще полезно читать литературу. Только надо уметь ее читать, надо периодически себя тренировать. Например, в «Соборе Парижской Богоматери» очень любопытный монтаж. По нему можно учиться тому, как переходить к отдельным сценам. Там долгие проходы, все начинается с эпизодических персонажей, которые говорят о посторонних вещах и затем приводят нас в мир основных героев. Сразу возникает мизансцена. Многие книги очень кинематографичны, на них можно учиться развивать сюжет и персонажей.


Лекции Тарковского могу посоветовать. Можно читать еще наших формалистов — Виктора Шкловского, например. И классическую литературу по теории кино — Базен, Трюффо, Хичкок. Помимо книг советую всем читать «Сеанс», «Искусство кино», «Арзамас» лекции классные делает.


После Кеновижен мы будем проводить в Архангельске питчинг дебютантов. Часто там можно встретить людей без образования и даже без опыта съемок, но с большим желанием снимать кино. Что можешь посоветовать авторам, чтобы их заметили, на чем заострить внимание?


В первую очередь выписать себе список вопросов, которые могут быть на питчинге. Можно подготовить четкие ответы. По идее попытаться ответить, по сценарным особенностям. Вообще там могут быть любые вопросы — про бюджет, локации, дримкаст. Когда готовишься к питчингу, нужно изучить рекомендации. Важна визуальная составляющая, так что если у вас беда с презентациями, лучше выцепить того, кто может помочь. Даже если перед вами максимально интеллектуальные люди, все равно у всех цепляется глаз за красивую картинку. Это сильно повышает шанс быть замеченным и услышанным.


Если ты идешь на питчинг со своей идеей, надо быть в ней уверенным. При этом, если возникает некая критика, то лучше не усугублять. Если у вас есть конкретный ответ и вы сделали что-то специально, то можно объяснить свою задумку. Но если вы понимаете, что у вас сюжетная дыра, нет смысла пытаться себя срочно спасти. Отчасти смысл питчинга в том, чтобы понять, насколько хороша ваша идея. Если на одном питчинге проект провалился, стоит и дальше подаваться, если вы любите свою идею. К тому же, есть всякие конкурсы типа «Питч лаб» от СТС Медиа, «Ленфильм» постоянно проводит питчинги, в том числе онлайн.


Наверное, один из главных вопросов на питчинге — вопрос об актуальности. Есть любители истории. Такого материала очень много, но надо понимать, почему ваш фильм — ребенок 2020 года, почему он должен появиться именно сейчас, не позже и не раньше. В этом плане надо чувствовать современность и понимать, даже если это историческое кино, что мы увидим в нем о наших сегодняшних днях. Почему нам будет не безынтересно смотреть его и что-то понимать про нашу окружающую жизнь.


Записала Наташа Самылова

Фото Александры Конычевой



Возврат к списку